93-летний ветеран ведет активный образ жизни и занимается спортом

0
14

93-летний ветеран ведет активный образ жизни и занимается спортом

В мае в Хабаровске выберут лауреатов премии имени Якова Дьяченко. Номинируют тех, кто внес значительный вклад в развитие социальной сферы города, а также способствует его процветанию и сохранению исторического и культурного наследия. Одним из них может стать Николай Христофоров, в 1945 году служивший автоматчиком на 1-м Дальневосточном фронте в составе 1060-го артиллерийского полка. Его кандидатуру выдвинул Совет ветеранов Центрального района. И это справедливо, ведь Николай Михайлович — один из достойнейших жителей города.

93-летний ветеран ведет активный образ жизни и занимается спортом

"Война — черновая работа"

Участие в советско-японской войне, как неудивительно, Николай Христофоров не считает своим достижением.

— Разве я какие-то геройские поступки совершал? Война — это такая черновая работа, жизненное испытание, которое приходится пройти. Мы не думали, зачем это. Просто надо было сражаться. Меня и участником-то войны официально признали только в 1980-х, — говорит Николай Михайлович.

Он воспитал двух сыновей и дочь, у него шестеро внуков и девять правнуков. Одна из внучек живет с семьей в Японии, а потому Страна восходящего солнца и ее жители теперь ассоциируются с родными. Но в тот далекий 1945-й год японцы были врагами. А сам он — мальчишкой, которому еще не исполнилось 18 лет.

Николай жил в Приморье, в районе станции Ружино и оканчивал 8-й класс, когда ему велели явиться в военкомат.

— Собрали нас во дворе. Человек семь. Из моей школы я один, остальные ребята из других районов. Говорят: "Вам в армию", — вспоминает ветеран. — Дали три дня на сборы. А у нас еще даже экзамены не начинались. Разрешили сдать экстерном.

С военным делом молодой человек был уже знаком. В здании школы, где учился, располагался госпиталь, туда привозили раненых офицеров. Когда те шли на поправку, начинали давать уроки мальчишкам. Так Коля научился надевать противогаз, использовать несколько видов оружия. До сих пор помнит их названия и принцип действия назубок. Эти знания очень пригодились в бою.

До мелочей сохранились в памяти майские дни, когда только ушел на фронт. Молодых ребят привезли в Уссурийск. Там формировались отряды.

— Собрали нас, остригли и в баню отправили. А потом одели в старенькие гимнастерки, латка на латке. И так мы еще не знали друг друга, а тут совсем одинаковые стали, — смеется Николай Михайлович.

Потом были долгие переходы по болотам. Копание траншей на оборонительном участке неподалеку от речки Черной. На другом ее берегу видели противников-японцев, которые тоже вели подготовку. Обе стороны знали, что со дня на день могут начаться боевые действия.

Однажды он чуть не погиб. Причем не от руки врага, а по собственной невнимательности.

— Поднялись в атаку. А у меня патрон заедает. Не могу выстрелить. Что делать? Руки уже дрожат. Достаю гранату, зажал ее, открываю флажок, начинаю толкать запал. И в этот момент думаю: "Что же я делаю?". Чтобы гранату подготовить, надо сначала за рукоятку потянуть и повернуть направо. Она встанет на боевой взвод, боек у нее освободится, тогда уже можно открывать флажок и вставлять запал. А я этого не сделал. Если бы дожал, подорвался бы прямо там, — признается Николай Михайлович.

Но это еще что. Боевой товарищ Христофорова однажды, растерявшись, чуть не взорвал "родных" разведчиков. Тогда они находились рядом с китайским городом Хутоу, неподалеку от российского Имана (современный Дальнереченск). Вырыли окопы, подготовились к бою и отправили в незнакомый населенный пункт разведчиков. Только они ушли, поднялись в атаку японцы.

— Потом затихло все. Спустя какое-то время возвращаются наши. У них должны были спросить пароль, если знают отзыв, значит свои. Тот парнишка с перепугу не пароль спрашивает, а кидает лимонку, — рассказывает ветеран. — Младший сержант из разведки услышал, что граната упала — и в кювет. Повезло — не задело, только осколками засыпало. Они неглубоко зашли, в госпитале вытащили.

"Кукушка" сбила с пути

Многое врезалось в память молодого солдата. Сопки со спрятанными в них дотами, смертники, бросавшиеся на пулеметы… И соленые японские абрикосы в конусообразных ведерках, которые обнаружили в одном из взятых городков.

Тот августовский месяц, во время которого шли активные боевые действия, Николай Христофоров провел на территории Китая. Дошли до Харбина, когда дали приказ отправляться на Курильские острова. Но добраться туда ему было не суждено. Внезапно его подстрелила "кукушка".

— Это такие снайперы, которые прятались высоко на деревьях. Так их прозвали еще во время советско-финской войны, — объясняет Николай Михайлович. — Поместили меня в полевой госпиталь, палаточный. К вечеру оттуда стали забирать тех, кто не тяжело ранен, чтобы отвезти в местечко Графское рядом с Иманом. Там раньше имение графа было, а в войну сделали лазарет. Меня тоже туда привезли.

В госпитале Христофоров узнал, что война завершилась победой. Он остался в армии и до марта 1951 года продолжал служить сначала учеником, потом мастером по ремонту оружия. Обучал новобранцев. Успел получить грамоту за патриотическое воспитание. А когда, наконец, пришло время демобилизоваться, вновь сел за парту.

— В 1945-м мне выдали листок об образовании, но он потерялся. Поэтому пошел в вечернюю школу. Затем поступил в авиационный техникум в Арсеньеве. Самый старший на курсе был, сделали проф­оргом, — говорит наш герой. — По окончании учебы распределили на авиационный завод имени Гагарина в Комсомольске-на-Амуре, где я года два проработал. Тогда и с женой встретился…

После, пытаясь решить квартирный вопрос, молодожены вернулись в Арсеньев. Задержались там на пять лет, а потом супруга предложила переехать в Хабаровск, где Христофоров устроился на завод "Энергомаш". Трудился на нем 28 лет, заслужив немало похвал от руководства.

Лыжи и скандинавская ходьба

Назвать Николая Михайловича стариком не поворачивается язык. Ему 93 года. Но если не знать, этот возраст и не дашь. Бодрый, подтянутый.

Он радушно встречает заглянувшую в гости журналистку и почти что бегает по квартире, показывая старые фотографии и ордена, которые вручали ему на юбилеи Победы. В чем секрет бодрости? Возможно, в любви к спорту.

Николай Христофоров много гуляет. Регулярно занимается скандинавской ходьбой. Идет по Амурскому бульвару и набережной — от центрального рынка до открытого бассейна и обратно. Такой маршрут не каждый молодой с легкостью одолеет, а ветеран раньше ходил ежедневно в любую погоду. Только в последнее время стал делать перерывы, когда на улице снег или слякоть.

Чем он только не увлекался за годы жизни: настольным теннисом, волейболом, моржеванием… Одно из любимых занятий — лыжи. По этому виду у него первый разряд. С долей грусти говорит, что мог бы и мастера получить, да время упустил.

Как-то занимался неподалеку от базы, где у военных проходила лыжная тренировка. Видит: молодой солдат запыхался, выбивается из сил…

— Сразу понял, что у него техника плохая. Я его обогнал и говорю: "Следуй за мной и повторяй все мои движения. Сейчас войдешь в ритм, отдохнешь немного, будем ускоряться", — вспоминает Николай Михайлович. — Двигаемся вдвоем, смотрю, он уже приспособился. Когда к финишу приблизились, я в сторонку отошел, чтобы парню не говорили, что его дед протащил. Он позже поблагодарил меня: "Эх, будь у меня раньше такой учитель, я б разве так бегал!".

А Христофорову на тот момент было уже больше 80 лет! Он всегда умел удивить окружающих. Как-то пошел в лес за грибами и заплутал. Искал дорогу домой до вечера, заночевал под поваленным деревом. К середине второго дня, наконец, вышел на дорогу и поймал попутку.

— Ехали там муж с женой. Я попросил у них телефон позвонить, диктую номер. Женщина говорит: "Ничего себе в таком возрасте и таком положении наизусть номер помните", — улыбается ветеран. — А я первым делом дочери сообщил: "Наташа, я живой". Она уже всех на ноги подняла, МЧС подключила. Услышала меня и чуть в обморок от радости не упала.

Дети сейчас — его главная гордость. На стенах семейные фотографии соседствуют с грамотами, а на самом видном месте аккуратно написанный от руки список имен с датами рождения родных.

— Они у меня все очень хорошие, — с любовью говорит Николай Михайлович.

За прошедшие 76 лет он больше ни разу не побывал в Китае. Хотя признается, что хотелось бы вновь взглянуть на те места, где сражался за родину. Что ж, может еще удастся. Ведь такой активный человек и в 93 легко осилит путешествие за границу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here