Как живет единственный в стране центр реабилитации аистов

0
6

Как живет единственный в стране центр реабилитации аистов

В просторном вольере ходят молчаливые белые птицы. Переступают длинными ногами, расправляют крылья. Иногда запрокидывают головы и громко трещат клювами.

Как живет единственный в стране центр реабилитации аистов

— Говорит: "Люблю тебя". Подруга отвечает: "Я тоже тебя люблю", — переводит Марина Сиденко, создательница "Дома белого аиста".

За два года, что прошли со времени нашего знакомства с центром, здесь изменилось многое. Но главное осталось неизменным: в деревне Низовицы Гдовского района Псковской области спасают аистов.

33 аистенка

Маленький аистенок Аркаша похож на птеродактиля. Такой же несуразный, клювастый, одновременно страшный и трогательный. Он рычит, как львенок, требуя мелкую рыбу, а наевшись, щелкает клювом — благодарит. Если бы не Марина, он бы нипочем не выжил. Ураган сломал старую березу, на которой было аистиное гнездо, и только что вылупившиеся птенцы упали на землю. Уцелел один — его подобрала девочка и позвонила в "Дом белого аиста". Спасение раненых и больных аистов для его основательны Марины Сиденко — дело привычное. А вот выхаживать трехдневного птенца пришлось впервые. Оказалось, это примерно как с человеческими детьми: раз в три часа накормить, поменять пеленки и сказать что-нибудь ласковое.

Эпизод с кормлением Аркаши был еще в начале июня. Для "Дома белого аиста" он стал первым птенцом этого сезона. За все лето сюда поступили 33 малыша, выпавшие из гнезд или лишившиеся родителей. Из смешных птеродактилей они превратились в прекрасных белых птиц и вовсю готовятся к своему первому перелету на юг.

Улетят, конечно, не все. Значительная часть питомцев центра — инвалиды. Они останутся зимовать в Низовицах. На полном довольствии и в специально построенном для них теплом помещении. Когда два года назад мы впервые приехали к Марине, она только мечтала о просторном зимнем вольере для своих птиц. Но единственным в России центром реабилитации аистов активно заинтересовались журналисты, и после ряда видеосюжетов и статей пожертвований (а "Дом белого аиста" живет только на них) стало достаточно, чтобы достроить аистиный дом. Эту зиму в нем провели 56 птиц.

— Известность к нам пришла довольно быстро. Но переломным моментом неожиданно стало участие в съемках для одного из YouTube-каналов. В начале апреля вышел сюжет — небольшой, но он произвел невероятный эффект, — рассказывает Марина. — На нас посыпался дождь из денежных переводов. От полутора рублей до 30 тысяч. Платежей было очень много, невероятно. Когда увидела на карте первые 300 тысяч, я просто расплакалась. В результате пришло 1 миллион 100 тысяч. Все! Теперь мы можем пару лет чувствовать себя уверенно. Не думать о том, что может не хватить на кормежку птиц, и даже нанять помощников. Содержать аистов довольно накладно. Птица плотоядная, зерном не накормишь, нужны мясо и рыба. Если со взрослой птицей можно уложиться в тысячу рублей в месяц, то кормление малышей дороже — им надо покупать куриную печень, сердечки, филе. Но ничего, благодаря неравнодушным людям мы справляемся.

Любовь и птицы

— То, что наши аистята выкормлены человеком, не помешает им вернуться в дикую природу. Очень важен момент запечатления родителей, который происходит, когда птенец вылупляется. Того же Аркашу первые два дня жизни кормили родители. Этого достаточно, чтобы он понимал: его место среди аистов, — говорит Марина. — А вот есть у нас аистиха Глафира — не знаю историю ее раннего детства, но она была совершенно ручная. Людей считала своей стаей. Однажды сиганула через забор и устроилась не где-нибудь, а на детской площадке — лежала и несколько часов наблюдала за ребятней. Когда почувствовала, что готова к семейной жизни, начала заигрывать с мужчинами: токовала, приносила веточки, мол, давай гнездо строить, будешь моим партнером. В этом году исправилась — выбрала себе в пару аиста Семена и вполне счастлива.

Глафира и Семен — не единственные влюбленные в "Доме белого аиста". Нынешней весной сразу девять пар аистов заявили о намерении создать семью. Молодоженам полагается отдельная квартира — гнездо, поставленное на небольшом возвышении или просто на земле (высоко аистам-инвалидам просто не взлететь). Для уюта и ощущения личной территории — чтобы было где синхронно щелкать клювами, признаваясь друг другу в любви.

Граф и Гликерия пошли дальше и решили обзавестись потомством. Обе птицы травмированы: у Графа нет части левого крыла, у Глаши — большей части правого. Весной самка отложила три яйца и принялась высиживать — прямо посреди птичьего общежития. Никаких специальных условий для будущей мамы не создавали, да и вообще мало кто верил, что птенцы вылупятся. Однако на свет появились три аистенка, два из них выжили. Граф и Гликерия оказались замечательными родителями. Днем с птенцами находился в основном папа и ухаживал за ними самым трогательным образом. Кормил, приносил в клюве воду и поливал малышей, чтобы те не перегрелись, растопырив крылья, защищал от солнца и яростно набрасывался на всех, кто приближался к гнезду. Со дня на день повзрослевшие птенцы отправятся в Африку, покинув родителей, которые не могут летать, — их домом навсегда останется маленькая деревня в глубине Псковской области.

Люша не хочет в Африку

Аист Люша вполне мог бы улететь в жаркие страны — он здоров и полон сил. Но не полетел. Просто не захотел. В первую зиму его удержала в Низовицах любовь к нелетающей самочке Руслане. Потом любовь прошла, а желание отправиться в Африку так и не появилось. Идея зимовать в вольере с остальными аистами Люше тоже не понравилась, и в декабре он улетел в Спицыно на берег Чудского озера. Здесь встретил Новый год, радуя местных жителей, а в середине января пропал. Марина очень беспокоилась о нем: аисты — птицы теплолюбивые, зябнут даже при +10, что уж говорить о зимних морозах…

А 26 января в "Дом белого аиста" одновременно пришло два письма — из Российского центра кольцевания в Москве и от орнитолога из Эстонии — с сообщениями о том, что наш аист обнаружился по ту сторону Чудского озера.

Как оказалось, Люша поселился в эстонском городке Раквере, в 134 километрах от центра в Низовицах. Аиста сфотографировал местный школьник, ему же удалось сделать крупный план кольца на ноге птицы и прочитать номер на нем. Своими наблюдениями мальчик поделился с учительницей, вместе они обратились к ученым из Эстонского центра кольцевания, а те уже сделали запрос в Россию.

Люша так и живет в Раквере. Теперь он местная знаменитость. Местные жители дали аисту эстонское имя Юри и всю зиму опекали его, подкармливая салакой и куриными сердечками. Даже поставили информационный стенд, рассказывающий историю Юри-Люши. И иногда присылают Марине портреты аиста, который предпочел суровые зимы африканской жаре.

Как живет единственный в стране центр реабилитации аистов

Марина Сиденко: Аистам помогают во всем мире. Фото: Евгения Цинклер / РГКстати

Чаще всего аисты попадают в центр реабилитации травмированными. Иногда требуется хирургическое вмешательство. В спасении таких птиц большая заслуга не только Марины и ветеринаров, но и тех людей, которые их подобрали и передали в надежные руки.

Годовалый аист Фомка получил травму, когда собирался взлетать на обочине автомобильной дороги в Старой Руссе Новгородской области. Раскрытое крыло птицы задела несущаяся мимо фура, в результате — открытый перелом. Все произошло на глазах свидетелей, они же привезли окровавленного аиста в клинику.

Молодому аисту из деревни Покаты Островского района Псковской области пришлось оперировать голень — сломал, неуклюже приземлившись. Парень оказался настоящим бойцом — уже на четвертый день начал вполне уверенно стоять. По просьбе местных жителей назвали Вэдэвэша — потому что свой неудачный полет он совершил 2 августа, в День Воздушно-десантных войск.

Из Троицкого Поддубья Карамышевской волости привезли крупного, сильного аиста, который, судя по всему, подвергся нападению хищника. Птице удалось вырваться, но не без травм. В поисках помощи аист вышел к дороге, где его и подобрали люди. Врачи диагностировали вывих ноги и провели серьезную операцию по восстановлению суставных связок.

— Нас поддерживают самые разные люди. И даже дети. Например, есть такой московский благотворительный проект "Бумажный бум": школьники сдают макулатуру, а вырученные деньги пускают на добрые дела. В этом году они оплатили для "Дома белого аиста" строительство карантинного вольера и привезли электрогенератор. Это очень важный подарок. Минувшей морозной зимой часто выключалось электричество, а вольер без обогрева быстро выстужается. Теперь нам не страшно — птицам в любом случае будет тепло, — заключает Марина. — Аистам помогают во всем мире. Я мечтаю, чтобы и в России центры реабилитации аистов появились в каждом регионе, где они гнездятся.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here