Как репортер «РГ» прожил один день в индейском поселке

0
26

Как репортер "РГ" прожил один день в индейском поселке

В Ростовской области есть индейский лагерь, где может пожить любой желающий. Туристам дают возможность погрузиться в быт североамериканских племен, порыбачить и пострелять из лука, сплавиться по реке на каноэ, заняться сбором лечебных трав или обустройством жилища, приготовить на костре традиционные блюда индейцев и переночевать в настоящем вигваме. Главная фишка в том, что все детали быта, вплоть до ниток на ваших кожаных леггинах, воссозданы тут с научной точностью. И я решил испытать индейскую жизнь на собственной белой шкуре. Впрочем, остров — это потом. А первым делом по приезде нужно переодеться. Непростая задача натянуть кожаную одежду в такую жару! Сначала надеваю две отдельные штанины — леггины. Они подвязываются к поясу. Деликатные места прикрываются специальным кусочком ткани, похожим на тонкое махровое полотенце. Затем все это скрывается под расписной рубахой. Последний штрих — знаменитый венец из перьев. Красиво невероятно. Сразу хочется выставить пару селфи в "Инстаграм". При инициации тебе дают имя. Я думал взять себе что-то грозное, вроде Черного Койота. Но вождь окинул меня строгим взглядом и выдал свой вердикт — Мохнатое Лицо.

Основатель лагеря, наш вождь и по совместительству гид Ворсон (Сын Войны), — настоящий фанат своего дела. Ростовчанин с детства увлекался изучением быта древних народов и уже четверть века живет "дикарем" на разных территориях юга России и Северного Кавказа. Несколько лет назад он поселился здесь, на берегу Дона, и теперь с удовольствием принимает гостей. Кажется, что он знает об индейцах все и готов часами рассказывать о них захватывающие истории.

За основу жизни в лагере Ворсон взял быт племен сиу. И это неслучайно. Сиу жили на территории современных штатов Небраска, Миннесота, Висконсин, Дакота и Монтана, а это одна широта с Ростовской областью (лагерь "Кочевник" находится на 47-й параллели северной широты, где на противоположной стороне Земли жили ирокезы, могикане, кри, делавары и еще около дюжины различных племен и народностей.

Вход в вигвам закрыт куском плотной мешковины, которая легким движением руки снимается с деревянных застежек. Внутри — круглое помещение диаметром примерно четыре метра. На стенах развешано оружие, одежда всех членов семьи, индейская кухонная утварь. Пол выложен циновками. В центре — место для костра. На камнях пучки недотлевших трав, в основном полыни.

— Многие вещи, которые считаются символическими или даже оккультными, имеют большой практический смысл. Например, травы и благовония действительно используют для ритуалов, но еще они отлично успокаивают нервную систему перед сном и всю ночь отпугивают насекомых, — объясняет наш наставник. — А вход в вигвам всегда располагается строго на восток. Почему? Дело в том, что все вещи в доме сделаны из натуральных материалов и быстро сыреют. Вход на застежках позволяет быстро распахивать жилище навстречу первым лучам солнца. Пока солнце поднимется до зенита, вы высушите и продезинфицируете все свои вещи. А с обеда у вас будет тень.

"Стены" накинуты так, чтобы в любое время можно было отвернуть нижний полог по всему диаметру, и тогда от земли с улицы задувает прохладный ветерок. Работает великолепно: в 40-градусную жару мы то и дело забегаем в вигвамы, чтобы остудиться. В холодное время года щели, наоборот, герметизируют камнями и шкурами, которые великолепно держат тепло. Кстати, раньше индейцы укрывали свои жилища обшивкой из кожи без шерсти, но с приходом европейцев перешли на современные материалы. В нашем лагере на некоторых строениях использованы покрытия XIX века, но на острове, например, есть и один полностью камышовый вигвам. Такие постройки характерны для индейцев, живших по берегам американских и канадских рек, а также Великих Озер.

Даже нитки для шитья одежды сделаны по древним технологиям — из коровьих сухожилий. По прочности они не уступают капроновым. Но, чтобы их получить, нужно долго бить высушенные сухожилия камнями. Только округлыми, чтобы не повредить текстуру волокон! Моя задача — разделить кусок сухожилия быка на несколько пучков. Первые пару минут ничего не получается, но потом под монотонными ударами он вдруг магическим образом распадается на части. Пробую отделить целые нитки и привязать ими кремниевые наконечники к стрелам. Для первого раза неплохо, смеется Ворсон. С каждой попыткой получается все лучше. Обмотку затем для пущей прочности покрываем клеем, тоже из аутентичных материалов: из смолы фруктовых деревьев, перемешанной с золой.

Сделали стрелы — можно пойти пострелять. Луки у нас выточены из разных пород деревьев, но в основном из местной шелковицы. Она самая гибкая. Кстати, это миф, что индейцы носили лук через плечо. Каждое оружие бережно хранилось в своем кожаном чехле, его доставали только по необходимости. Лук — он как гитара. Дерево нужно тщательно оберегать от жары и прямых солнечных лучей, если хочешь, чтобы инструмент прослужил тебе долго и хорошо выполнял свою функцию.

Но убивать животных здесь нельзя. Вместо охоты лучше приготовить на костре настоящее индейское блюдо, например, американскую кукурузную кашу с сухофруктами. Все приезжие ее просто обожают. Но для этого нам нужно покинуть лагерь и переместиться на остров.

Каноэ мы находим не сразу, хотя нам сказали, что они рядом — так хорошо их прячут в камышах. С непривычки меня шатает даже от небольших речных волн, но лодка не перевернется. Главное для новичков — не вставать в полный рост. Гребет опытный Ворсон, я тоже пробую свои силы на веслах. Получается не очень.

15 минут активной гребли, и мы на месте. Кроме вигвамов, тотемных столбов и прочих атрибутов индейской жизни, на острове нет никаких следов пребывания человека. Пляжи с мелким песком, как на Карибах, кристально чистая вода верхнего Дона, десятки видов растений и миллионы непуганых бабочек разных видов — настоящий рай. Чтобы не вылезать прямо в камышовые заросли, Ворсон два года назад прорыл небольшой канал вглубь острова.

Кстати, сюда приезжают не только фанаты-одиночки, но и целые семьи. Пару часов мы просто наслаждаемся природой, гуляем и неспешно собираем дрова, а под вечер разводим костер и достаем все свои припасы. Овощи и мясо жарим строго по индейским рецептам. Когда все готово, наслаждаемся на закате сытным ужином и рассказами Ворсона о жизни древних племен, их верованиях, знаниях и обычаях. Спать ложимся в камышовом вигваме, прямо на циновках. Усталые, но счастливые, как 10-летние пацаны. Такое запомнится на всю жизнь!

Кстати

Неподалеку от лагеря "Кочевник" археологи уже несколько лет ведут раскопки стоянок человека каменного века. Вдоль берегов Дона находятся богатые кремневые конкреции. Река тут равнинная, камни сами по себе так раскалываться не могли. Поэтому ученые с большой долей уверенности утверждают, что все найденные куски кремня в виде "отщепов" с острыми краями, были обработаны десятками и сотнями поколений древних людей. Именно этот кремень использует сегодня для наконечников стрел Ворсон. Мы тоже взяли себе на память небольшой заостренный камень.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here