На сочинских приматах испытали две новые вакцины от COVID-19

0
5

На сочинских приматах испытали две новые вакцины от COVID-19

Эксперимент состоялся в единственном в нашей стране и крупнейшем в Европе Научно-исследовательском институте медицинской приматологии, работающем на базе питомника обезьян в Сочи. Для исследования реакции организма приматов и изучения постковидных осложнений им ввели два препарата от коронавируса. На месте событий побывала корреспондент «РГ».

На сочинских приматах испытали две новые вакцины от COVID-19

НИИ находится практически на границе с Абхазией, на улице Мира в поселке Веселом. Обезьяний питомник с восемью лабораториями занимает сто гектаров. Посторонним доступ на территорию запрещен: на входе шлагбаум и охрана.

Сейчас здесь живут 6,1 тысячи обезьян 21 вида, в основном макаки, причем их численность постоянно увеличивается. В научных экспериментах задействованы павианы и макаки, воздействие малых доз препаратов проверяют на яванских макаках. А в свое время в испытаниях вакцины от полиомиелита участвовали зеленые мартышки.

— Животные размещены в вольерах по 600 квадратных метров на девяти участках общей площадью два гектара, — рассказывает по пути к вольерам ведущий зоотехник Лариса Бурачек. — Схожесть с организмом человека у низшей обезьяны составляет 96 процентов, а у человекообразной — 99. У них не лапы и морда, а руки-ноги и лицо. Количество пальцев и противопоставленный большой палец тоже как у людей. Павианы издают 25 звуков, имеющих свое значение. Приматологи, работающие в питомнике, четко их определяют. Но по именам называем только любимчиков, которые, кстати, в испытаниях никогда не участвуют.

Хирурги обычно проводят исследования на павианах. Интересуюсь, как происходил отбор и кто отбирал?

— Задача сотрудников питомника — выделить обезьяну, обеспечить ее доставку и после всех манипуляций вернуть на место, — объясняет Бурачек. — Обычно предпочитаем возрастных самцов-одиночек весом от 20 до 30 килограммов, семейные группы не трогаем. Для испытания новых препаратов отобрали десять павианов-гамадрилов в возрасте от 10 до 22 лет. Сейчас они находятся на реабилитации в индивидуальных клетках. Возможно, они еще понадобятся. С ними все хорошо, нормально себя чувствуют — никаких побочных эффектов не выявлено, с аппетитом едят.

По словам сочинских ученых, после введения вакцин в организм животных появилась возможность определить, насколько повысится количество антител и возрастет степень защиты организма от COVID-19.

На сочинских приматах испытали две новые вакцины от COVID-19

Новые препараты от коронавируса опробовали на десяти павианах-гамадрилах в возрасте от 10 до 22 лет. Фото: Сочинский НИИ медицинской приматологии

Что касается недугов, то, по словам зоотехника, например, гриппом в человеческом понимании обезьяны не болеют. Для обезьян самой страшной является простудная пневмония, которую сложно определить. Только опытный глаз специалиста может заметить симптомы негрудного дыхания. А еще они подвержены колитам, ведь обезьяны едят только зелень. Однако в питомнике высокий процент выживаемости — около 90.

В интервью нашей газете ("Рейс особой важности" — "РГ" от 22.04.2020 г.) заместитель директора НИИ по научной работе института Джина Карал-оглы рассказала: есть данные сухумских коллег (в Абхазии с 1927 года работает обезьяний питомник), что в 1983 году коронавирусом заражались и макаки-резусы, и павианы-гамадрилы. Значит, меняются лишь штаммы. Понятно, сейчас болезнь гораздо грознее, а из-за постоянных мутаций трудно создать универсальную вакцину. Что касается сухумских обезьян, у них вывели обезьяний штамм коронавируса и их же специально заражали для изучения болезни.

Не случайно год назад новосибирский "Вектор" испытывал свою первую вакцину от коронавируса именно на двадцати сочинских обезьянах макаках-резусах. Они восприимчивы к СOVID-19. По словам ученых, люди могут заразить обезьян, а вот обезьяны людей — практически нет: от низшего вида к высшему инфекция передается гораздо тяжелее. Поэтому в разгар пандемии туристов в обезьяний питомник не пускают.

— Во время экспериментов мы отсаживаем обезьян в дом содержания животных — изолятор, где проводятся все необходимые манипуляции, — говорит Джина Карал-оглы. — Туда посторонним вход строго запрещен. Приматы проходят дополнительную адаптацию — внутренний карантин длится от 14 до 21 дня.

После этого животных, как говорят специалисты, "вводят в работу" — в лаборатории проводятся анализы крови, биохимии и коагуляционного гемостаза, а вот ЭКГ, определение частоты дыхательных движений, измерение артериального давления, термометрию и взвешивание проводят как раз в изоляторе (доме содержания обезьян). Так исследуется токсичность препарата. Здешние сотрудники трепетно заботятся о здоровье своих подопечных.

— Сейчас эти приматы находятся в изоляторе, увидеть их пока нельзя — лишние вирусы и бактерии животным точно не нужны, — подчеркивает Джина Джинаровна во время нашей новой встречи.

После введения вакцин определится, насколько возрастет количество антител и повысится степень защиты организма животных от COVID-19

Пока мы общаемся с замдиректора по научной работе в ее кабинете, на подпись приносят бумаги.

— Вот как раз протокол биоэтической комиссии, защищающей права животных и подтверждающей ответственность исследователей, — уточняет ученый. — Они сейчас требуются для каждого эксперимента. Для испытаний нужны, как правило, интактные (от латинского — нетронутые, то есть не подвергавшиеся каким-либо воздействиям. — Прим. "РГ") обезьяны, поэтому требуются все новые и новые особи, которых доставляют в основном из Вьетнама. Но из-за санитарно-эпидемиологической обстановки в мире с доставкой новых обезьян сейчас сложности.

Испытание на обезьянах нового препарата от коронавируса проводили московские коллеги. Кстати, месяц назад в сочинском НИИ они под руководством главного внештатного онколога минздрава России, генерального директора Национального медицинского исследовательского центра радиологии Андрея Каприна впервые провели уникальную операцию — перфузию химиопрепаратами для лечения опухоли головного мозга примата, чтобы затем применять данный метод для лечения людей с труднодоступными опухолями головы и шеи. Также здесь испытывали вакцины от гриппа, краснухи и полиомиелита.

— Потребность в павианах как модели отработки хирургических методов у специалистов периодически возникает, — продолжает Джина Джинаровна. — Сложности в проведении испытаний фактически нет, правда, они дорогостоящие. Например, предоставление для исследования павиана-гамадрила с нелетальным исходом, без ограничений его использования в других экспериментах, обойдется от 127 тысяч (за самца в возрасте до года) до 300 тысяч рублей (за самку старше десяти лет).

Кроме того, технический персонал должен иметь навыки обращения с животными, даже, как говорят сочинские приматологи, "подавать" их надо определенным образом: ведь это не крыса — есть свои тонкости и нюансы. Как правило, в одном исследовании задействовано 10-11 человек. Всего в НИИ медицинской приматологии работают более 300 сотрудников.

— А почему специалисты НИИ сами не занимаются изучением коронавирусной инфекции, ведь у вас богатый опыт различных испытаний? — интересуюсь у эксперта.

— У нас пока нет лицензии на работу с патогенами первой и второй групп, а коронавирус как раз относится ко второй, — объясняет Джина Карал-оглы.

По словам врача-онколога Института кластерной онкологии имени профессора Льва Левшина Сеченовского университета Артема Ширяева, завершившийся недавно эксперимент — уже третий по счету.

— Мы изучаем распределение препарата в органах и тканях, — поясняет он. — Причем мы вводили его перорально (через рот) и внутривенно. Исследование проводили 12 московских специалистов. Результаты будут готовы примерно через полтора месяца.

В результате исследований сыворотка крови от подопытных сочинских обезьян поступила в лаборатории разработчиков вакцин.После обработки всех данных предстоят клинические испытания новых препаратов на людях.

Кстати

НИИ экспериментальной патологии и терапии (именно так он тогда назывался) был основан в 1927 году. Правда, сначала он базировался в Сухуме. А в 1981 году его филиал основали в Сочи, и 15 апреля ему исполнилось 40 лет. После грузино-абхазского конфликта в 1992 году, когда центр в Абхазии пришел в запустение, основная база Института медицинской приматологии РАМН переместилась на главный курорт России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here