Почему погосты начинают вытеснять жителей сел и деревень из собственных домов

0
23

Почему погосты начинают вытеснять жителей сел и деревень из собственных домов

В поселке Становая Свердловской области кладбище подошло к забору частного дома. В администрации поселка говорят, что все сделано по закону, и ждут проверок сразу нескольких ведомств.

Почему погосты начинают вытеснять жителей сел и деревень из собственных домов

Несколько метров от двери, и начинается кладбище. Такой ландшафтный дизайн не настраивает ни на работу, ни на отдых — а только расстраивает супругов Бабиновых. Дому на участке чуть ли не 100 лет, он принадлежал еще матери Евгения. Да и кладбище неновое — говорят, ему три века. Но разрастаться в сторону бабиновского огорода оно начало несколько лет назад. Две могилы у самого забора — буквально в тридцати сантиметрах — и вовсе появились не так давно.

Глава отдела администрации Березовского городского округа, к которому относится поселок Становая, Александр Каюмов разводит руками:

— Полгода назад похоронили мужчину. Было еще достаточно места до забора, — говорит он. — А тут умерли еще два человека из семьи, вроде как родственное захоронение, решили устроить могилы рядом. Вот и получилось, что возле забора. Я объяснил женщине, чья родня там похоронена: если будет указание, значит, будем с вашего разрешения производить перезахоронение. Она говорит, я против. И тех жалко, и этих жалко… Все очень сложно!

Действующий СанПиН 2.1.3684-21 предусматривает в разных случаях расстояние от жилья до кладбищ от 500 до 50 метров. Бабиновы написали обращения в прокуратуру и Роспотребнадзор. Ответ ждут все — и администрация, и хозяева дома, и родня усопших.

— Дождемся и будем принимать решение, что делать — вместе со службами по благоустройству, экологами и кадастровыми инженерами, — говорит Александр Каюмов.

Похожие случаи легко обнаружились в самых разных регионах России. Село Флотское под Севастополем, деревня Дрожжино в Подмосковье, село Суходол Суздальского района Владимирской области… Историй много, и различаются они разве что количеством метров от могил до жилья — десять, двадцать, двадцать пять… Уральские 30 сантиметров пока рекорд.

Если говорить о том, что делать сейчас — в первую очередь провести кадастровый учет всех земель, определить, какое у нас количество кладбищ, какие у них границы…

Читая такие похожие жалобы россиян на наступление кладбищ, выяснили еще одну закономерность: хоронят на сельских погостах далеко не только сельских жителей. Похороны в провинции обходятся дешевле, чем в мегаполисах. Вот и везут под деревенские березки покойных горожан. И кладбища растут…

Комментарий

Евгений Скорынин, вице-президент Союза похоронных организаций УрФО:

— Я столкнулся с аналогичной ситуацией на своей собственной даче в Каменском районе Свердловской области. В 1992 году был построен дом в сельском поселении, абсолютно законным путем. Сельское кладбище было тогда метрах в четырехстах, а сейчас от моего забора до ближайших могил тридцать метров. Глава администрации поселения говорит, что у них нет средств для установления границ кладбища. Такие ситуации происходят повсеместно, и основная проблема именно с сельскими кладбищами. У администраций нет денег на инвентаризацию, определение границ. Хоронят и хоронят, пока нет претензий у населения, а появятся претензии, начинают разбираться.

Я, как человек, проработавший в похоронке больше тридцати лет, представляю ситуацию, когда можно получить свидетельство о смерти в Екатеринбурге, увезти тело куда-нибудь за Арамиль или Асбест, просто выкопать могилу на сельском кладбище и похоронить там. И участки нарезаются совершенно стихийно: захотели — и захватили участок метров двадцать с прицелом на всю родню.

Президент еще в 2014 году писал в своем поручении, что необходимо провести инвентаризацию кладбищенского хозяйства по всей стране, но этого до сих пор не сделано. В крупных городах какие-то работы могут проводиться, потому что есть на это бюджеты, а по поводу сельских поселений вообще никто этим заниматься не будет.

Если учесть, что в среднем в стране умирает около двух миллионов человек в год и на каждого нужно два квадратных метра земли, если хоронить традиционным способом, то через двадцать-тридцать лет страна может стать одним большим кладбищем… Кладбища-монстры на сотни гектаров, за которыми никто не будет ухаживать, — вот что мы можем получить.

В 1970-х годах существовал план по строительству крематориев в каждом регионе. Потом, с развалом Советского Союза, про него забыли. В Италии, например, действует больше тысячи крематориев, а у нас их меньше сотни.

Если говорить о том, что делать сейчас — в первую очередь провести кадастровый учет всех земель, определить, какое у нас количество кладбищ, какие у них границы, сколько учтенных и неучтенных захоронений там произведено, сколько свободных земель и участков. А дальше разрабатывать региональные программы с прицелом на будущее. Потому что мы знаем среднестатистически, сколько человек умирает ежегодно. В Екатеринбурге, например, 12-13 тысяч. Таким образом, мы можем спланировать строительство новых кладбищ, расширение существующих, возможно, рекультивацию старых, а также строительство дополнительных крематориев и колумбариев. Таким образом, появится программа на пару десятилетий вперед. Это все надо сделать один единственный раз, а потом просто следовать плану. Нужна системная работа!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here