Почему снижается численность населения на Дальнем Востоке?

0
8

Почему снижается численность населения на Дальнем Востоке?

Социально-экономическое развитие ДФО идет не столь быстрыми темпами, как хотелось бы. И денег за последние десять лет в эту территорию вложено много, и новые экономические инструменты созданы, но усилия не приносят ожидаемых результатов, таких, чтобы дальневосточникам позавидовали жители других регионов. Главный критерий успешности действий — численность населения в округе, а она снижается. Что не так? Этим вопросом задались эксперты дискуссионной площадки «Тихоокеанская Россия». Александр Левинталь, управляющий директор АО "ДОМ.РФ" по вопросам Дальнего Востока, в прошлом губернатор ЕАО:

— Программ развития Дальнего Востока было несколько и в разные годы. Принятая в 1930-х выполнена почти на сто процентов, программа 2013-го — едва на 20. Ни в одной из программ не сформулирована задача Дальнего Востока для страны. Мы хотим закрепить здесь население? А для чего и сколько его надо? Хотим форпост? Хотим разрабатывать ресурсы? Взаимодействовать с АТР?

Для закрепления населения нужна комфортная среда, в первую очередь жилье. А что мы имеем? Обеспеченность жильем в округе на десять процентов меньше, чем в среднем по России. Объемы ввода его на душу населения в прошлом году были на 44 процента ниже, при этом стоимость квадратного метра на 15 процентов выше, чем в среднем по России. Я уже не говорю о качестве жилья, обеспеченности коммунальными ресурсами. Индекс комфортности городской среды в ДФО — 159 баллов, в среднем в России — 177.

По решению президента страны, которое он объявил на Восточном экономическом форуме почти два года назад, была введена дальневосточная ипотека. Очень хороший инструмент. Причем банки уже зачастую дают кредит не под два, а под один процент и даже 0,4. Но что произошло на Дальнем Востоке? Стоимость жилья на квадратный метр увеличилась на 18 процентов в условиях действия такой ипотеки. По стране в целом цены выросли на 12-13. Мы подогрели спрос, а предложение не дали. Поэтому сейчас работаем над тем, как увеличить объемы жилья и снизить себестоимость строительства.

Увы, не все сегодня могут быть собственниками. Поэтому предлагаем арендное жилье, причем как корпоративное, так и социальное, чтобы обеспечить граждан, которые не могут взять ипотеку. А таких достаточно много — до 40 процентов населения. Самое главное: надо не только строить коробки, но и создавать комфортную среду, запускать комплексное развитие территорий.

Виктор Горчаков, доктор технических наук, профессор, 12 лет возглавлял Дальневосточный государственный университет:

— Прошло шесть-семь лет после создания такого инструмента развития ДФО, как территории опережающего развития. Сейчас в округе свыше двух десятков ТОРов. Их развитие и строительство там объектов курирует Корпорация развития Дальнего Востока и Арктики. Местные власти начисто исключены из управления этими территориями. Получается, в каждом субъекте Федерации существуют такие анклавы, обращающие мало внимания на местную власть. Исполнительная власть за работу ТОРов не отвечает. Но ту же инфраструктуру в них без местных властей не построить.

Считаю, что нужная большая степень вовлеченности органов власти на местах в работу территорий опережающего развития.

Анатолий Савченко, заместитель директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН:

— Первоначальная модель территорий опережающего развития, очевидно, не заработала. Дело не только в подходе к реализации этой политики, но и во внешнеполитических причинах, которые повлияли на нашу страну. А ТОРы имели экспортную направленность, были нацелены на привлечение иностранных технологий, создание конвейерных производств на экспорт. Можно говорить о привлеченных в экономику триллионах рублей инвестиций, о 70 тысячах рабочих мест. Но можно приехать на сами площадки и увидеть, что некоторые из них, официально являясь заполненными, выглядят как чистое поле. Отсюда возникают вопросы: где эти люди? Где эти инвестиции? А все программы развития Дальнего Востока начиная с 1987 года, — политические компромиссы, когда сходились интересы региональной, федеральной власти и различных ведомств.

Можно говорить о привлеченных в экономику триллионах рублей инвестиций, о 70 тысячах рабочих мест. Но можно приехать на площадки и увидеть, что некоторые из них, официально являясь заполненными, выглядят как чистое поле

Для президента развитие округа должно соответствовать стратегическим установкам, для министра финансов — не нарушать макроэкономическую стабильность, для губернатора — удерживать социально-экономические показатели региона. Для предпринимателя оно означает льготные условия деятельности. Главное — как свести все это в единую политику, которая помимо стратегических целей позволила бы отвечать на вопрос: "Почему именно здесь, на Дальнем Востоке, надо жить и работать?".

Сергей Песцов, доктор политических наук, кандидат философских наук, заведующий отделом международных отношений и региональной безопасности Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН:

— Почему стоит вопрос: "Как развивать Дальний Восток?". Он что, может исчезнуть? Говорят, "удержать Дальний Восток". А что, трещина есть? Нужно так: "Каким мы хотим видеть Дальний Восток?". Неравномерность внутреннего развития есть источник конфликтов. Стратегия должна быть в создании единого экономического хозяйства в стране. Сибирь и Дальний Восток должны стать частью общенациональной экономики. Пока же все стратегии сводятся к одной цели — чтобы не стало хуже.

Сергей Караганов, доктор исторических наук, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ:

— Сибирь и Дальний Восток — будущее России, мы становимся азиатской страной, а Сибирь из всех программ вырубили. Давайте продумывать новую концепцию и политику. И она должна разрабатываться совместно — и центром, и сибиряками, учитывая и полезный, и негативный опыт, накопленный на Дальнем Востоке. Цель — развитие Дальнего Востока? Никто и никогда не собирался развивать один Дальний Восток. Это глупость.

Речь раньше шла о развитии единого исторического, логистического и производственного комплекса Сибири и Дальнего Востока, его движения к поднимающимся рынкам Азии. Не только к экономическим, но и политическим, культурным, интеллектуальным. Увы, но этого проекта до сих пор нет, в том числе по бюрократическим причинам. Сибирь разорвали.

Ранее и концепция развития Дальнего Востока, и работа по его развитию проводилась в значительной степени из Москвы. А местные элиты привлекались мало. К тому же программы развития были в значительной степени технократическими, они почти не включали идейный элемент, привлекающий и вовлекающий людей. Думаю, сегодня нужна новая программа развития Сибири, частью которой будет развитие Дальнего Востока и Арктики. Последняя оттянула значительную часть внимания от собственно Дальнего Востока. Нам нужно создать совместную программу.

Виктор Шалай, директор музея истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева:

— Мы упрекаем кого-то, кто живет далеко и не думает про Дальний Восток. Нужно констатировать, что подавляющее большинство жителей Дальнего Востока тоже про него не думает. Люди либо ждут удобной ситуации, чтобы покинуть регион, либо просто не хотят что-то менять. Когда я вижу очередную новость о том, что Приморью гарантирована очередная преференция на что-либо, то у меня как у горожанина создается впечатление, что это какой-то ролевой расклад. Мы изображаем людей нуждающихся, нам прилетают деньги, а дальше, где-то на уровне траты бюджетных средств, люди опять получают узкий тротуар, кривой фонарь и грязный двор.

Я бы половину этих преференций уменьшил и отдал их на увеличение размера бюджетной зарплаты. Не на то, чтобы построили дороги, — не факт, что их вообще построят, — а на увеличение зарплат, чтобы средняя по региону была не 30 тысяч рублей, а 70.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here