Тюменские ученые: В Курганской области стоит бурить нефтяные скважины

0
10

Тюменские ученые: В Курганской области стоит бурить нефтяные скважины

В наши дни о Зауралье говорят преимущественно как о сельхоззоне, а нефтегазоносные возможности региона считают совершенно бесперс­пективными. Однако с этим посылом не согласна группа исследователей, куда входят ученые из Тюменского индустриального университета, представители тюменского филиала ФБУ «Территориальный фонд геологичес­кой информации по УрФО» (ТФГИ), специалисты департаментов по недропользованию по Курганской области и УрФО.

Тюменские ученые: В Курганской области стоит бурить нефтяные скважины

По их мнению, в то время как в целом в России наметилась отчетливая тенденция к снижению темпов прироста запасов углеводородов, Зауралье может смело претендовать на звание провинции с неразведанными пока залежами. Их разработка — это в перспективе совсем другая экономика, другой расклад для региона. О том, что уже нашли в нед­рах региона энтузиасты и как намерены убедить скептиков, "РГ" рассказал Алексей Арсеньев, заместитель начальника отдела первичной геологической информации ТФГИ.

Алексей Аркадьевич, чем вызван интерес тюменцев к Кургану?

Алексей Арсеньев: Мой коллега в этом проекте Дмитрий Леонтьев, доцент кафедры бурения нефтяных и газовых скважин ТИУ, — из Курганской области, ему совсем небезразлична дальнейшая судьба родного края. А у меня, геолога с многолетним стажем, к этой теме профессиональный интерес: давно в литературе и Интернете искал, собирал и систематизировал данные по бурению, сейсмике и тематическим исследованиям в Зауралье. Разведанность Курганской области кратно меньше даже по сравнению с минимально исследованным югом Тюменского края. Объясню почему. Различные организации, выполнявшие геологоразведочные работы, составляли отчеты для заказчика, один экземпляр оставляли себе. Курганский ТФГИ создан недавно, информации в нем не так уж и много, да и организации по сию пору неохотно сдают документы на хранение. Наша с Дмитрием совместная работа, ее теоретический этап, началась шесть лет назад, а первый выезд на место — на естественное нефтепроявление — организовали осенью прошлого года.

Масштабные поиски нефти и газа в курганских недрах велись в 30-е годы прошлого века, но прекратились в военное время. Потом про зауральские углеводороды, выходит, забыли?

Алексей Арсеньев: Западно-Сибир­ская нефтегазоносная провинция начинается от Новой Земли и включает в том числе Курганскую область. Изучение геологического строения региона началось еще в XIX веке, а первые буровые работы в Зауралье датируются 1893 годом, когда исследователь Сакович провел гидрологические изыскания вдоль будущей трассы железной дороги Челябинск — Курган — Пет­ропавловск — Омск. Некий обнадеживающий вывод о возможном наличии здесь углеводородов относится к 1935 году, когда при бурении скважины для водоснабжения в районе железнодорожной станции Макушино с глубины более 700 метров получили газовый фонтан. В конце 30-х годов нефтенасыщенный керн подняли из колонковой скважины на реке Алабуге в Звериноголовском районе. Исследователь Тутаев многократно отмечал естественные нефтепроявления в нижнем течении реки в южной части области. Скважины бурили и в 1950-1960-х. На Варгашинской, Косолаповской, Алабугской, Петуховской площадях были пробурены скважины с газопроявлениями. Но открытие в 1960-х годах огромных запасов углеводородов в Тюменской области сместило вектор геологоразведки в центральные районы Западной Сибири как наиболее перспективные. Да, про Курган забыли… В 2008-м на федеральные средства в юго-восточной части области пробурили Курган-Успенскую скважину, затем появилось несколько скважин на частные инвестиции. Бурение — процесс дорогостоящий, стоимость метра проходки растет с каждым годом. Поэтому необходим комплексный подход к проведению геологоразведочных работ, основанный на геоло­го-геофизических методах исследований.

В каком же районе Зауралья наблюдались наибольшие проявления углеводородов?

Алексей Арсеньев: В 1962 году в районе совхоза Петухово была пробурена структурно-поисковая скважина глубиной 928 метров. При бурении в процессе пробной откачки с глубины 900,85-923,4 метра произошел выброс с бурным выделением горючего метанового газа. Первые признаки слабого газирования наблюдались с глубины 227 метров. Последующие сейсморазведочные работы позволили выделить локальные структуры: Медведевское, в районе озера Медвежье, размером 4 на 13 километров, западнее деревни Казанцевское — один на 2,5 километра и севернее этой деревни — два на 3,5 километ­ра. Эти площадки в те времена были рекомендованы для проверки нефтегазоперспективности бурением. На Медведевской структуре в 1963-1965 годах силами Тюменьнефтегеологии пробурили четыре скважины, из которых получили притоки минерализованной пластовой воды с растворенным горючим газом дебитом от 40 до 269 кубометров в сутки и дебитом газа от 22 до 69 кубометров в сутки. Состав газа в пробуренных скважинах — азотно-метановый.

Вы решили отправиться на поиски нефтяных проявлений самостоятельно?

Алексей Арсеньев: В 2020-м году наша группа поехала в бывшее поселение Беспалово на берегу Алабуги в Звериноголовском районе — сейчас там поле. В 150 метрах от места, где когда-то стоял деревянный мост через речку, о чем в своих отчетах более 80 лет назад сообщал геолог Тутаев, зафиксировали выход нефти на поверхность земли в виде ирризирующей пленки и взяли несколько проб грунта. Анализ в гео­химической лаборатории ТИУ показал наличие предельных и непредельных углеводородов от метана до пентана. Более подробно об этом можно почитать во втором номере журнала "Извес­тия вузов. Нефть и газ". Старожилы Шатровского района рассказали, что неоднократно замечали выходы нефти и газа на поверхность реки Ирюм — изыскания на хуторе Прохладном мы опишем уже в следующих научных статьях. Собрав информацию по наблюдениям местных жителей, а их достаточно, составили расписание дальнейших поездок по Зауралью. Факты есть. Нам нужно их подтвердить, чтобы действовать дальше.

И что будет дальше?

Алексей Арсеньев: Например, книги о перспективах поиска курганской нефти. По первой, опубликованной в 2019 году, консультировал Аркадий Курчиков, доктор геолого-минералогических наук, руководитель института проблем геологии, нефти и газа университета. Этот труд получил диплом регионального конкурса "Книга года". Монография, изданная в прошлом году, тоже была отмечена. Нынче выпускаем двухтомник "Нефть и газ Зауралья: прошлое и настоящее", "Нефть и газ Зауралья: настоящее и будущее". Говорят, что Курган — сугубо сельс­кохозяйственный регион. Категорически не согласен: на его территории есть урановые месторождения, месторождения полиметаллических и металлических руд, драгоценных и полудрагоценных камней… Наш авторский коллектив говорит об этом в полный голос.

Но одними научными публикациями сыт не будешь. Есть ли практические сдвиги?

Алексей Арсеньев: В марте прошлого года при департаменте "Курганнедра" состоялось представительское совещание с участием коллег из "Уралнедр". Встреча закончилась тем, что была сформирована рабочая группа по созданию программы геологоразведочных работ в Курганской облас­ти, то есть проведение региональных профилей общей протяженностью 1,5 тысячи кило­мет­ров. В этом плане территория совершенно не исследована. После планируется интерпретация полученных данных на участках, которые покажутся наиболее перспективными. На это уйдет минимум два года. Ну а дальше — само бурение.

Если запасы нефти в регионе все-таки есть, какие перспективы для территории откроются?

Алексей Арсеньев: Это будет новая глава в истории Зауралья. В тюменскую нефть сначала тоже никто не верил. Первую опорную скважину у нас заложили в феврале 1949 года — она дала представление о геологическом строении юга региона. Не так давно считали, что нефти в промышленном объеме нет и в Омской, Свердловской, Челябинской областях. Но теперь в Омске четыре месторождения. На Среднем Урале на начало прошлого года числилось семь месторождений, причем на последнем открытом извлекаемые запасы составляют 22 миллиона тонн.

Вот такая быль: на землях запущенного земледелия нашли черное золото! Учитывая такие факторы, как ландшафтно-инфраструктурные условия и близость к потребителю, можно предположить, что даже относительно небольшие по запасам залежи углеводородного сырья в Зауралье могут рентабельно разрабатываться, как, например, Тевризское и Прирахтовое мес­торождения в Омской области.

Перспективы у Кургана есть и по торфу. Западная часть облас­ти лесистая и болотистая. Если не ошибаюсь, в 2010 году там намечали закупку газоэлектрических станций, работающих на фрезерованном торфе.

И все же пока речи о промышленной добыче нефти в Курганской области не идет. Вы верите, что она не за горами?

Алексей Арсеньев: Информация, которой мы уже обладаем, убедительна. Чтобы другие поверили, нельзя останавливаться — нужно работать, предъявлять новые факты. Но пока в свои экспедиции мы никого со стороны не приглашаем, потому что они часто стихийны: выезжаем, когда есть возможность. Уверен, плоды все равно будут.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here