В Тюмени предложили разобрать старую свалку вместо ее консервации

0
2

В Тюмени предложили разобрать старую свалку вместо ее консервации

В этом году Тюмень должна присоединиться к городам, ведущим рекультивацию гигантских, отслуживших свое свалок коммунальных отходов. Здесь первая на очереди — куча-мала на 9-м километре Велижанского тракта, ведущего в северные таежные леса региона. Проект по обезвреживанию около полутора миллиона тонн ТКО, образовавшихся почти за три десятка лет, готов. Его можно, наверное, назвать типовым по инженерному подходу, но группа местных экологов, общественников и ученых, считает, что сотни миллионов бюджетных рублей будут использованы нерационально — и с экономической точки зрения, и с природозащитной. Что не устраивает скептиков и насколько практичны предлагаемые ими решения?

В Тюмени предложили разобрать старую свалку вместо ее консервации

У соседей будет красиво

Хотя мусорные горы во многом похожи друг на друга, универсальной технологии их ликвидации либо "нейтрализации" нет. Выделяются два подхода. Первый направлен на полную или частичную очистку загрязненной территории с перемещением ТКО на отвечающий современным требованиям полигон. Второй, он практикуется намного чаще, — на выведение из тела свалки опасных веществ с последующим ее озеленением, "окультуриванием". Один из ярких примеров — превращение в этакую органичную часть городского рельефа челябинской свалки: об этом проекте россияне наслышаны благодаря "персональному" вниманию федерального правительства, и "РГ" о нем неоднократно писала.

В Челябинске мусорные "холмы", достигавшие 40-метровой высоты, разровняли, превратили в аккуратную пологую возвышенность с террасами. Сотни тысяч кубометров отходов укрыты метровой грунтовой подушкой, пятая часть которой — плодородная почва. Тут посеют травы, в перспективе же будет парковая зона. Но гулять здесь разрешат не ранее чем через 15-20 лет, после полного вывода метана — продукта гниения мусора — через обширную газосборную сеть. Пока газ не используют для полезного преобразования в тепловую либо электрическую энергию, его будут просто сжигать в специальных установках закрытого типа. Одновременно с дегазацией подрядчик займется извлечением ядовитого фильтрата и его обезвреживанием. Поскольку реконструированная свалка защищена от проникновения в нее осадков, объем фильтрата постепенно должен сойти к нулю.

Саркофаг над "залежью"

На технологических особенностях преобразования челябинской рукотворной горы остановился подробно, потому что схожий процесс ожидает тюменский объект. Согласно основным положениям проекта, второй раз вынесенного на общественные слушания, добытый здесь газ будут сжигать в факелах, складированные отходы изолируют, поместив в защитный саркофаг, включая подземное основание. (Защита от проникновения "химии разложения" в грунтовые воды и с ними в ближайшие водоемы чрезвычайно важна.) Ну а верхний плодородный слой позволит безобразной глыбе вписаться в природный ландшафт. В последующем она не должна возгораться, испускать гнилостное амбре. Ориентировочная стоимость работ — около 300 миллионов рублей. Насколько известно, львиную часть затрат возьмет на себя регион.

Можно разбирать свалку, тем самым предохраняя от загрязнения новые земли, водные источники. Можно и законсервировать, что обойдется значительно дороже

— Мы предлагаем рассмотреть проблему рекультивации злосчастной свалки в ракурсе экономической географии, пусть и в очень ограниченном масштабе, с учетом требований природоохранного законодательства и задач нацпроекта "Экология". Обратите внимание: неподалеку находится мусоросортировочный завод, его мощности использованы частично, а рядом с ним расположен действующий полигон ТКО, нормативный срок эксплуатации которого скоро завершится, а резерв вместимости иссякнет. И что теперь — довольствоваться саркофагами, не возвращая земли в оборот? — задается вопросом председатель группы экологического контроля Общественной палаты Тюменской области Альберт Фахрутдинов.

Он приводит несколько цифр. По отчетным данным регоператора, в 2019 году доля отобранного заводом вторсырья составила 21 процент (концессионное соглашение предусматривает 41). Все прочее отправлялось на полигон. Показатель прошлого года еще не раскрыт, и вообще на предприятии на эту тему говорят без былого энтузиазма. Между тем переуплотненная сверх всякой меры свалка на 9-м километре — своего рода залежь "полезных ископаемых": на пластик, металл, стекло, прочие перерабатываемые элементы приходится приблизительно 20 процентов ее содержимого. Это исходя из усредненных данных (в ходе изучения свалки в ней пробурили с десяток скважин). Примерно две трети мусора — смесь грунта с остатками органики, древесины. 5 процентов — железобетон, кирпич. Десятая часть — отходы, не подлежащие переработке, в том числе опасные. Среди них, по словам Фахрутдинова, порядка 180 тысяч ртутных ламп.

Будущая выгода требует исследования

Председатель группы и еще семь входящих в нее экспертов-экологов предлагают комплексно решать вопросы рекультивации "исторической" свалки, а также соседнего полигона, пока еще действующего, отбора вторсырья и захоронения ТКО. Во-первых, прибегнуть к экскавации — разгребая гору, извлечь из нее ценные вторичные ресурсы. Во-вторых, производить непосредственно на территории свалки (площадь в 41,5 гектара позволяет) технический грунт, используя как поступающие из города и окрестностей свежие органические отходы (их доля в структуре ТКО 40-50 процентов), так и имеющиеся в "залежах".

В качестве образца для подражания приводится Ульяновская область, где регоператор получает грунт путем компостирования органики с дроблеными ветками, листвой. Процесс длится 2,5 месяца. Такой грунт хорош для рекультивации карьеров, тех же полигонов ТКО, для создания насыпных слоев при эксплуатации последних.

— Можно разбирать свалку с пользой для окружающей среды, тем самым предохраняя от загрязнения новые земли сельхозназначения, лесного фонда, водные источники. Можно и законсервировать, сжигая биогаз. Тем самым отапливая атмосферу, ведь его практическое применение проект не предусматривает. К тому же консервация обойдется значительно дороже, — приводит аргументы кандидат технических наук, преподаватель университета по дисциплине "Промышленная экология" Галина Старикова.

— Но максимально результативное использование органики в мусорном круговороте подразумевает, как я понимаю, простейшую сортировку ТКО с отделением пищевых отходов от прочих? — спрашиваю ученого.

— Несомненно, — соглашается Старикова. — Без этого говорить об эффективной промышленной сортировке не приходится. Увы, пока ни шагу не сделано для организации раздельного сбора. Откладывать далее никак нельзя.

Дискуссия злободневна, однако доводы тюменских экологов не подкреплены конкретными экономическими расчетами. Проработка альтернативы требует финансовых вложений. Проектировщик может прислушаться к мнениям оппонентов, провести дополнительные изыскания, а может и вежливо проигнорировать. Альберт Фахрутдинов дотошно изучил докторскую диссертацию профессора Пермского национального исследовательского политехнического университета Натальи Слюсарь, где описана технология получения технического грунта, обсудил по телефону возможности ее применения под Тюменью и теперь не сомневается в успешности.

— Я, конечно, рада вниманию, только без детального изучения ситуации мне сложно судить об экономической составляющей, оценить вероятный фронт работ. Надо анализировать объем свалочных масс, их возраст, расположение, химический состав, другие факторы. Но, безусловно, было бы интересно реализовать такой проект в западносибирском регионе, — резюмирует Наталья Слюсарь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here