Ветеран из Севастополя рассказала о жизни в осажденном городе

0
5

Ветеран из Севастополя рассказала о жизни в осажденном городе

Жители осажденного Севастополя, которых в конце прошлого года приравняли к ветеранам Великой Отечественной войны, получили федеральные льготы и выплаты. Они равнозначны тем, которые положены жителям блокадного Ленинграда. «РГ» расспросила ветеранов о том, как жилось в годы войны в Севастополе.

Ветеран из Севастополя рассказала о жизни в осажденном городе

Статуса добивались еще в СССР

Председатель общественной организации "Жители осажденного Севастополя 1941-1942 годов" Ирина Глотова рассказала "РГ", что статуса ветеранов войны севастопольцы добивались с 1980-х годов вслед за жителями блокадного Ленинграда, но не успели — развалился Союз.

— В 2014 году мы перерегистрировали организацию и стали писать во все инстанции, — говорит Ирина Васильевна. — Приходили ответы, что если нам присвоят статус ветеранов войны, то обидятся сталинградцы и курчане. Но мы ведь просили его восстановить, а не присвоить. В 2005 году жителей осажденного Севастополя приравняли к участникам войны, но в российском законе такого статуса нет, отсюда возникли препоны. Дело сдвинулось только когда губернатор Севастополя Развожаев на личной встрече с президентом России рассказал о нас, тогда и завертелась работа. Для нас это было как вторая "Русская весна".

По словам Ирины Глотовой, организация существует более 30 лет, но сейчас в живых остались только те, кто в годы осады Севастополя были маленькими детьми.

— Когда мы начали восстанавливать ветеранский статус, нас было 1500, а сейчас — около тысячи. Самому молодому 79 лет, он родился в 1942 году в осажденном городе. У многих не осталось воспоминаний о военных годах, ведь мы были слишком малы. Но некоторые все помнят до мелочей.

Севастопольская девчонка

Зоя Долгушева родилась в 1930 году, ее семья переехала в Севастополь из Херсонской области. Когда началась война, ей было 11 лет. Зоя Ильинична описала военные годы в книге "Воспоминания севастопольской девчонки", как документалист честно и непредвзято изложила все детали.

Удивительно, но 90-летняя женщина хорошо помнит даже довоенный Севастополь. Рассказывает, какими были улицы города, как жили люди, где работали и отдыхали.

— С 1934 года мы жили на Корабельной стороне, снимали комнату во флигеле, а в городе бывали редко, — вспоминает ветеран. — Папа получил работу на 45-м авиасборочном заводе в Килен-балке, где испытывали первые гидросамолеты. Работал по восемь часов шесть дней в неделю, с одним выходным. Жены тогда не работали, мама занималась хозяйством, подрабатывала стиркой и уборкой, отучилась на швейных курсах.

В воспоминаниях Зои Ильиничны Севастополь предстает бойким южным городом. Ходили трамваи с Корабельной стороны до центра и в Балаклаву, проезд стоил 5 копеек. Через бухту можно было перебраться на ялике за 30 копеек. К Графской пристани причаливали пассажирские теплоходы, в Артбухте работал рыбный рынок. Жители ходили на лечебные процедуры в институт имени Сеченова (сейчас — Дворец детского и юношеского творчества), ездили в Балаклаву, купались в море в Херсонесе. Ветеран помнит и самую первую новогоднюю елку, которую устроили для детей сотрудников Севморзавода, и какие там дарили подарки.

Детство под пулями

С 1940 года в Севастополе проходили тренировки, жителей распределили в дружины и учили действовать по тревоге. Вешали темные шторы в домах, чтобы соблюдать светомаскировку. Устраивали авиаучения — самолет вез за собой продолговатую мишень в виде "колбасы", прожекторы ее ловили, раздавался треск зениток.

— Когда началась война, ночью 22 июня, мы из-за жары спали на полу, — вспоминает Зоя Ильинична. — Проснулись от грохота: где-то идет стрельба, уже настоящая. В наше окошко были видны город и небо. Увидели самолет в лучах прожекторов, по нему начали стрелять. Мы очень удивились и подумали, что это учения. А наутро мальчишки на улице стали хвастаться красивыми радужными осколками. Металл таким становится под воздействием высокой температуры. Я тоже пошла искать осколки, а на обратном пути увидела людей, бегущих к репродуктору. Это было выступление Молотова. Я пришла домой и сказала — война.

По словам Зои Ильиничны, в начале войны жертв в Севастополе было мало, потому что жителей подготовили, каждый знал, что нужно делать. Ее маму и других женщин отправили копать противотанковые рвы, за это выдавали каждый день булку хлеба. Мама научила дочку сушить сухари на солнце, и она сделала большой запас, который выручил семью, когда пришел голод.

— Когда начались бомбежки, папа повел нас в штольни искать укрытия, — говорит Зоя Ильинична. — Там все было заполнено людьми и вещами. Мы прошли вглубь штольни, но дышать там было нечем, тогда папа повернулся и сказал: "Будем дома умирать". Во дворе дома он вырыл щель в форме буквы Г — всем жителям сказали так делать — и мы в ней спасались от обстрелов.

Маленькая Зоя с шести лет ходила за хлебом, с восьми носила воду из колонки. За одну копейку наливали ведро воды. Во время осады Севастополя ее отцу-инвалиду давали 600 граммов хлеба в день, а маме и Зое — по 300 граммов. Через полгорода приносила папе обеды из столовой, пока ту не разбомбили. Однажды колонка перестала работать, набирали солоноватую воду из колодца во дворе, которую раньше использовали для стирки и мытья. За водой стали приходить соседи, приезжала повозка с бочкой из воинской части, бойцы оставляли грязное белье и мыло для стирки.

Юная защитница

— Меня научили труду с шести лет. Я помогала маме, полоскала и развешивала белье. За это мне дали статус не "житель осажденного города", а "юный защитник Севастополя", — говорит Долгушева.

Последний раз Зоя пошла за хлебом 21 июня 1942 года. Город опустел, многих жителей эвакуировали. Хлеб больше не пекли, вместо этого выдали муки на 10 дней вперед. Позже Зоя из нее варила суп-затирушку. А в тот день девочка узнала, что немцы уже на Малаховом кургане.

— На пути было два переулка, которые смотрят прямо на Малахов курган, — рассказывает Зоя Ильинична. — Оттуда по нам стали стрелять из автоматов, пули цокали вокруг, а мы с соседским мальчиком Витей выглядывали из-за угла и дразнили немцев. Думаю, они не хотели нас убить, а только дать понять, что они уже близко. Мы, дети, быстро приспособились к условиям войны. Когда еще были налеты и немецкие самолеты начинали сбрасывать бомбы, я всегда знала, куда они упадут, и пряталась в укрытие.

В годы оккупации, когда начался голод, семье Зои Ильиничны разрешили уехать на Украину в родное село отца. В 1946 году они снова вернулись в Севастополь.

Зоя Долгушева часто вспоминает, как в довоенные годы ходила к папе на авиационный завод. Рабочие катали ее по цеху в самолете. А однажды отец показал ей главного конструктора и сказал: учись, стань такой же. И она стала ведущим конструктором в ЦКБ "Черноморец".

Во время развала Советского Союза Зоя Ильинична боролась за то, чтобы Крым и Севастополь перешли к России. Она собрала 6000 подписей жителей полуострова и отправила их высшему руководству Украины и России, однако никаких ответов так и не дождалась. А когда в 2014 году полуостров вернулся в Россию, ее мечта исполнилась.

Тем временем

Согласно закону, статус ветеранов Великой Отечественной войны присвоен тем, кто проживал в Севастополе во время обороны города в 1941-1942 годах и награжден знаком "Житель осажденного Севастополя". Удостоверения ветеранов войны уже получили 1080 человек из этой категории. Сейчас они живут не только в Севастополе, но и в Москве, Санкт-Петербурге, Симферополе. Как пояснили в Пенсионном фонде России, им положены социальные гарантии наравне с жителями блокадного Ленинграда. Среди них — ежемесячная денежная выплата, лекарственное обеспечение, санаторно-курортное лечение, бесплатный проезд в пригородных поездах, а также к месту лечения и обратно, одновременное получение двух пенсий — по старости и инвалидности. Также жителей осажденного Севастополя обеспечат жильем за счет федерального бюджета, если есть такая потребность. 10 человек уже обратились с заявлением.

В этом году жители осажденного Севастополя получили выплаты в размере 75 тысяч рублей, приуроченные к 75-летию Победы, как и все ветераны Великой Отечественной войны в прошлом году. 83 миллиона рублей на эти цели были выделены из резервного фонда президента России. Ко Дню Победы в 2021 году им выплатили по 7 тысяч рублей. Недавно была назначена ежемесячная доплата от государства в размере 500 рублей.

Губернатор Михаил Развожаев пообещал, что в этом году жители осажденного Севастополя смогут посмотреть парад в День Победы с почетных трибун, а волонтеры помогут им добраться на парад и отвезут домой.

Справка "РГ"

Оборона Севастополя продлилась с 30 октября 1941 по 4 июля 1942 года. В течение 250 дней город сдерживал продвижение немцев к Волге и на Кавказ, за что получил звание города-героя.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here