Зачем в Екатеринбурге строители медгородка использовали взрывчатку

0
18

Зачем в Екатеринбурге строители медгородка использовали взрывчатку

Проект «Живые дома Урала» дополнился новым маршрутом — по Юго-Западному району Екатеринбурга. Прогуляться по нему можно как виртуально, так и реально, с аудиогидом. Для журналистов экскурсию провел руководитель научно-исследовательского центра музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков. От него мы узнали, как два огромных торфяника превратились в жилые кварталы, когда монтажники вышли в космос, и зачем в медгородке использовали взрывчатку.

Зачем в Екатеринбурге строители медгородка использовали взрывчатку

В конце 1950-х годов власти задумались о массовом крупнопанельном строительстве. Для эксперимента выбрали район Московского торфяника. Уже в 1961-м здесь развернулись работы. Планировалось возвести 70 тысяч благоустроенных квартир, причем не поквартально, а микрорайонами. Они похожи на подковы, открытые в сторону улицы. Каждый занимает примерно в 30 га. Внутри сосредоточено все необходимое для повседневных нужд: магазины, мастерские бытового обслуживания, школы и детские сады.

Освоение началось с улицы Пальмиро Тольятти, тогда она называлась Тунгуской. Поначалу дело не слишком спорилось: сказывалось отсутствие опыта в реализации таких мощных проектов. Осложняло ситуацию и отсутствие единого генподрядчика. Ситуация переломилась в корне, когда в 1962 году создали трест крупнопанельного домостроения. В будущем именно он (с 1964 года под названием Свердловский домостроительный комбинат) станет главным застройщиком района, вытеснив других.

На улице Тольятти 15б мы видим дом типовой серии 1-468: именно такие возводил ДСК с потрясающей быстротой, используя достижения советской науки, в частности, малую механизацию. Если раньше полы шлифовали вручную, то теперь — машиной. Перед покраской тщательно мыли — тоже машиной. Всего двое рабочих могли таким образом подготовить 400 квадратных метров за смену.

В 1964 году ДСК взял на себя обязательство построить образцово-показательный квартал вдоль улицы Посадской: семь пятиэтажек со всеми удобствами. Практически все возвели в кратчайшие сроки — за 20 дней!

В чем секрет? В поточном методе. Квартал сооружали двумя потоками, а все дома — двумя кранами: после постройки одного они по рельсам перекатывались к следующему. Также открытием для отрасли стали комплексные бригады. Дом разбивался на так называемые захватки по три этажа. Пока на первой трудились монтажники, никто туда больше не совался — по правилам безопасности над головами строителей должно быть не менее двух перекрытий. Когда монтажники переходили на вторую захватку, первую занимали сантехники и электрики. Дальше цикл повторялся, их сменяли плотники, затем маляры.

В 1964 году вдоль улицы Посадской семь пятиэтажек со всеми удобствами возвели в кратчайшие сроки — за 20 дней

— Не могу сказать, что мы были в этом первопроходцами. Поточный метод одновременно разрабатывался в нескольких передовых ДСК СССР: Московском, Алма-Атинском и Свердловском, — вспоминает ветеран отрасли Григорий Пекарь. — Наше внедрение демонстрировалось на ВДНХ. За него в числе других я был удостоен Золотой медали, а в ДСК получил премию — 50 рублей.

Интересно, что в прессе эту технологию презентовал главный инженер комбината Борис Ельцин. По словам коллег, он серьезно изменил подход к возведению многоэтажного жилья в Свердловске: если раньше ставили коробку, а потом подводили сети, то Борис Николаевич пошел от обратного. Точнее, заставил работать, как положено. К тому же он привлекал сотрудников НИИ к решению тех или иных технических проблем. В частности, так в ДСК прижилась оснастка Якова Дейча. До этого точность геометрических параметров коробки определялась с помощью рулетки и отвеса. Оснастка Дейча на опорно-шарнирных связях позволила ускорить процесс в 5-6 раз и поднять качество.

Еще одно ноу-хау этого изобретателя — циклограммы. Они увязывали работу монтажников, завода ЖБИ и транспорта. Машина грузилась на производстве в строго определенное время, прибывала четко по графику с определенным набором изделий. Такой монтаж "с колес" значительно ускорял сборку. Одну из пятиэтажек на Юго-Западе сдали всего за пять дней! Здесь же на улице Бардина, 19 построили самое длинное 5-этажное здание в Свердловске. Оно протянулось дугой на 350 метров.

Зачем в Екатеринбурге строители медгородка использовали взрывчатку

Девятиэтажка из сборного железобетона. Фото: Предоставлено Уральским объединением строителей

Вообще Юго-Запад — район-рекордсмен. Именно тут в 1969 году на улице Шаумяна, 107 поставили первую в городе 9-этажку из сборного железобетона. Эксперимент доверили бригаде Евгения Палева.

— Идем в космос! — пошутил он, потому что до этого монтажники ни разу не поднимались выше пятого этажа в домах из панелей.

Дальше — выше: первые крупнопанельные 12- и 16-этажки по поточному методу тоже появились на Юго-Западе. Построили их в 1973 и 1977 годах на улицах Ясной и Шаумяна.

— Здесь совершалась самая настоящая строительная революция, — уверен Евгений Бурденков.

К концу 1970-х застройка Московского торфяника во многом завершилась. Встал вопрос: что делать дальше? Южнее улицы Ясной располагался Симоновский торфяник, названный в честь городского головы конца XIX века. Здесь развернулась вторая очередь Юго-Западного микрорайона, где хорошо видна эволюция жилья. Если в начале улицы Бардина еще преобладают пятиэтажки, то к середине — уже высотки. В старых домах — небольшие балкончики, в серийных — полулоджии и лоджии по 6-9 метров. Они отливались целиком и опирались на приставные конструкции.

Район улицы Амундсена и вовсе застроен так называемой 141-й серией "улучшенной планировки". Она начала внедряться в середине 1980-х, но перед этим строителям пришлось побиться за нее: московский институт "Гражданпроект" настаивал, что надо переходить на новую серию, разработанную в Новосибирске.

— Для нас это означало, что надо переделать всю технологию, похоронив при этом газозолобетон (пористый облегченный бетон, изобретенный на Урале, для его изготовления использовали отходы СУГРЭС, добавляя в них негашеную известь и алюминиевую пудру. — Прим. ред.), — рассказывает Анатолий Волынский, в прошлом — главный технолог ДСК. — Мы не поддались на уговоры и сохранили свой оригинальный путь развития. Ельцин заставил всех подписать документ, в котором говорилось, что в Свердловске будут осваивать дома серии 141 СВ, разработанной в Ленинграде, но адаптированной под местные условия.

Другая "фишка" Юго-Запада — фасады, отделанные уральскими камнями (кварцем, гранитом, мрамором) и стеклянной крошкой. Такие стены не нуждаются в ежегодной штукатурке и покраске. По-научному звучит "как украшение методом сухой присыпки по типу "декор" и инкрустрация". Идею уральцам подкинули специалисты московского "ВНИИстром". Само декорирование выполняли на местном заводе ЖБИ: "рисовали" на плитах синие, зеленые и красные полосы, выкладывали гигантские гвоздики, создавали иллюзию объема за счет графических фигур. Также дома украшали объемно-вертикальными железобетонными ребрами.

— Когда на крупной панели появились краски, это было воспринято как достижение. Строители словно заявили: больше не хотим скучные дома, давайте добавим разнообразия хотя бы с точки зрения эстетики, — объясняет Евгений Бурденков.

При возведении школы № 143 использовали еще одно дизайнерское новшество — полы, застланные разноцветными плитками ПВХ. Выпускалась она на Свердловском заводе пластмасс. Смешивали краситель, поливинилхлорид и стабилизаторы, выкатывали в листы толщиной 2-3 миллиметра и нарезали на квадратики 30х30 сантиметров. Получался дешевый и долговечный материал.

Трудности строителям создавал огромный слой торфа: многоэтажки ставить на нем было сложно. Сначала применяли выторфоровку: снимали верхний слой грунта и вывозили, а котлованы засыпали землей. Но это было достаточно затратно. Потом решили не вывозить, а засыпать торф и несколько лет не трогать, чтобы уплотнился. Дома ставили на сваи. Длинные, до 12-18 метров, хотя в других инженерно-геологических условиях достаточно было и 4-6.

Сложнее всего строителям пришлось в районе медгородка, где под болотом лежали граниты. Чтобы вырыть котлованы под 12 больничных корпусов и соединить их подземными тоннелями для транспортировки пациентов в любое время года, нужно было взорвать скалу. На помощь пришли работники "Уралвзрывпрома". Они заложили четыре тонны взрывчатки, пробили 80 скважин.

На улице Белореченской, 13 находится еще одна достопримечательность микрорайона. Еще в далекие 90-е годы, когда про реновацию никто не слышал, здесь попытались ее провести. По уникальной французской технологии, когда жильцы не выселяются на время капремонта, хотя сносятся внутренние перекрытия и стены. Работы, к сожалению, растянулись на 10 лет, для владельцев квартир это стало настоящей катастрофой. А вот строители оценивают проект иначе:

— Мы надстроили два коммерческих этаж, балконы заменили лоджиями. Поменяли все инженерные сети. Единственная заморочка возникла, когда устанавливали башенный кран. Инспектор технадзора не давал разрешения на его эксплуатацию. Разрешил только тогда, когда жильцы в определенное время (по графику!) покидали дом. В целом опыт оказался удачным, жаль, не получил развития по разным причинам, — говорит Анатолий Волынский.

Эпоха крупнопанельного домостроения завершилась. И ДСК больше не существует. Сейчас используется монолит.

— Наверное, это закономерная смена, но забывать о достижениях недавнего прошлого мы не должны, — считает Геннадий Котлов, бывший начальник участка треста "Фундаментстрой".

Прямая речь

Денис Снетков, заместитель генерального директора по связям с общественностью "Уральского объединения строителей":

— Проект "Живые дома Урала" существует с 2019 года. Он создан нашим СРО и ежегодно прирастает новыми маршрутами. Сейчас можно путешествовать по Пионерскому поселку, Втузгородку, Юго-Западному району. Рассказ построен на воспоминаниях конкретных людей. Мы хотим, чтобы жили имена строителей, которые создавали и создают комфорт нашей жизни. Отсюда и название проекта.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here